40 лет войны и мира: путь «всепрощения»

С момента Апрельской революции прошло уже чуть больше 40 лет, а в Афганистане до сих пор используется только два метода воздействия на политических соперников. Первый – это прямой военный конфликт, то бишь, война, который используется для ликвидации оппозиционных групп. Второй – мир, который, по большей части, выгоден как раз-таки оппозиционным группам страны. Государство также проводит политику легитимизации этих двух рычагов, используя все имеющиеся материальные и нематериальные силы.

И вот за 40 лет войны, потратив огромную часть внешних и внутренних источников, государство все больше и больше начинает склоняться ко второму методу, к перемирию, так как прямые военные столкновения мало того, что не решают внутриполитические проблемы страны, так более того, государство ослабевает, его ресурсы истощаются.

Правительство, путем всяческих уловок, отступления от своих первоначальных принципов и изменения законодательства страны, старается предоставить противникам политического строя некоторые привилегии и убедить таковых прекратить эскалацию конфликта.

План Гани представлял из себя, фактически, копию плана по началу мирного процесса и дальнейших переговоров между властями Колумбии и вооруженными оппозиционными формированиями.Появляется вопрос: сможет ли второй метод, то есть, перемирие со всеми вытекающими, как, например, всеобщая амнистия, предоставление неких финансовых преимуществ, стать более эффективным, нежели первый метод? Особенно, если учитывать тот факт, что первый метод в сторону государства не сработал, поэтому и был задействован второй. Сможет ли путь «всепрощения» противников принести мир в страну? 

В настоящей статье будет сделана попытка раскрыть ответ на второй вопрос. Также будет проведен сравнительный анализ внутриполитической ситуации в Афганистане с произошедшими в прошлом событиями в Колумбии. Автор данной статьи считает, что ни один из методов, указанных выше (война или мир и «всепрощение»), не были эффективными и таковыми никогда не станут. Сам же путь «всепрощения», предполагающий изменения в законодательстве, внутренней политике и многом другом, начался еще середине 80-х и продолжается до сих пор. И этот путь можно охарактеризовать как одну и ту же постоянно повторяющуюся ошибку.

Идея «всепрощения своего врага» имеет не только религиозные, но и древние культурные корни в Афганистане. В качестве примера, можно указать на следующий отрывок смыслового перевода Корана: «Если же они остановят [войну], то и вы [остановите] … ведь Аллах – Прощающий, Милосердный!» (Сура «Корова», 2:192).

Сама же культурная особенность не только Афганистана, но и всего Востока заключается в не том, чтобы вести «кровавую войну отмщения», а, скорее, простить своего врага и жить в мире.

Нынешняя Конституция Афганистана предполагает данный путь «всепрощения», идти по которому выбирает (или не выбирает) президент страны. Легитимизацией «всепрощения» начали заниматься в Афганистане еще коммунисты во главе с Мохаммадом Наджибуллой. С целью привнести «всепрощение» в Конституцию страны, поправки принимались целых три раза, что было обусловлено нараставшими внутренними противоречиями. Одним из самых важных шагов коммунистов было внесение следующего термина: «Республика Афганистан является независимым, единым и неделимым исламским государством». Добавление «…исламским» было, пожалуй, весьма успешным  и было принято обществом всей страны.

Во время военных столкновений 1986-1987 гг., правительством коммунистов было выдвинуто предложение о «всепрощении»: «Все вооруженные формирования, которые ведут подрывную деятельность или участвуют в прямых военных столкновения против сил правительства, будут реабилитированы и об их деяниях будет забыто, если таковые сложат оружие и прекратят свою агрессивную деятельность».

Каким бы ни был политический строй в стране, идея «всепрощения» прочно сидит в головах властей и представляется таковыми зачастую единственно верным решением.

Когда в стране происходит смена власти, новое правительство устраивает чистку оставшихся представителей прежней политической системы – это закономерность. Однако с приходом к власти моджахедов в Афганистане, никаких серьезных чисток не было произведено. Более того, представителям свергнутой власти была «объявлена амнистия, а их преступления перед народом были «всепрощены». Но вот только «всепрощение» не является решением. Это затягивание решения проблемы на более долгий срок. А такое затянутое решение лишь привносит больше нестабильности во внутриполитическую ситуацию в стране и представляется как «все больше и больше нарастающий снежный ком».

Политика «всепрощения» практиковалась и при Хамиде Карзае. Объявление амнистии многим представителям оппозиционных структур, введение в 2008 году проекта «О всеобщем национальном примирении», суть которого сводилась к прекращению военных столкновений между противостоящими друг другу фракциями и развитию взаимопонимания и доверия между народом и правительством, — все это являлось примером уже долго тянущегося принципа «всепрощения».

«Всем противникам правительства объявлялась амнистия в том случае, если таковые прекратят вести военные действия и присоединяться к процессу национального примирения…». Можно сделать вывод, что все повторяется и ничего не меняется – риторика все та же.

И вот рассмотрим нынешнюю ситуацию в Афганистане: несколько месяцев назад президент Афганистана Ашраф Гани предложил всей вооруженной оппозиции (формулировка была именно такая) прекратить военные действия и начать мирные переговоры, с целью остановить кровопролитие в стране и вместе работать над новым прогрессивным и развивающимся Афганистаном.

Причем со стороны правительства не было выдвинуто абсолютно никаких предварительных условий. 

План Гани представлял из себя, фактически, копию плана по началу мирного процесса и дальнейших переговоров между властями Колумбии и вооруженными оппозиционными формированиями. 

План перемирия с «Хезби Ислами» и Хекматияром был, отчасти, копией плана перемирия с «Талибаном». Собственно, с Хекматияром были достигнуты определенные соглашения по окончанию конфликта, что хоть немного уменьшило интенсивность военных действий в Афганистане. Свежих идей правительство Афганистана не нашло.

С целью показать действие «всепрощения» на практике, можно привести следующую статистику, составленную МООНСА:

В 2010 количество жертв среди мирного населения достигало 5969 человек, то к 2018 данный показатель равен 10453.

На данный момент в МООНСА говорят о том, то талибы контролируют 17% территории страны. В «Би-би-си» же заявляют, что «Талибан» владеет 70%.

По той причине, что война в Афганистане продолжается уже долгие годы, причем, по разным причинам, как, например, борьба за влияние в регионе, высокий уровень коррупции, постоянные конфликты мафии и наркокартелей, идеологические различия и многое другое, — можно сделать вывод, что «всепрощение» не является действенным методом.

Более того, «всепрощение» является «гарантом неприкосновенности» тех, кто как раз-таки и ответственен за войну и разрушения в стране. Доколе?

Автор: Сафулла Вахдат

Перевод: Муса Наджафи

You Might Also Like

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>