Экспертиза: этнополитический конфликт в Афганистане набирает обороты

Обсуждение этнополитической ситуации в Афганистане, учитывая особенности этого государства, всегда было делом сложным, щепетильным и опасным. Но в то же время этот вопрос жизненно важен, ни одно правительство не могло и не может функционировать без учета интересов народов.

Для урегулирования этнополитических проблем в прошлом был создан специфический для Афганистана инструмент — представительный орган «Лойя-джирга» (большой совет) — всеафганский совет старейшин, избираемых представителей от этно-племенных групп для совместного решения кризисных ситуаций. Однако в формате «договорного» правительства «национального единства» Гани-Абдулло этот инструмент не используется.

В самом Афганистане политики и СМИ подходят к теме этнополитических проблем крайне осторожно. Даже нынешнее обострение ситуации на Севере Афганистана и набирающий обороты конфликт между двумя партиями: «Джумбиши милли ислами Афганистон» (Национального исламского движения Афганистана) лидера афганских узбеков Абудулрашида Дустума и «Джамаат ислами Афгонистон» (Исламского общества Афганистана), костяк которого составляют таджики Афганистана во главе с нынешним губернатором провинции Балх Атта Мухаммадом Нуром, стараются лишь обозначить, не вдаваясь в детали, не называя конкретных участников конфликта.

События на севере Афганистана развиваются очень динамично. Прошел уже пятый раунд переговоров четырехсторонней координационной группы по афганскому мирному урегулированию (КНР, США, Пакистан и Афганистан), однако на них представители талибов так и не появились. Более того, «Талибан» с переменным успехом продолжает попытки установления контроля над афганскими территориями уже не только на юге, но и на севере Афганистана с целью перебросить из Пакистана членов Пешаварской шуры (в Бадахшан) и Кветской шуры (в Гильменд), чтобы иметь возможность претендовать на власть, о чем недавно сообщили спецслужбы Афганистана.

Мало кто знает, что параллельно с захватом Кундуза осенью прошлого года талибы планировали захватить Файзабад – административный центр провинции Бадахшан, на северо-востоке и Меймене, центр провинции Фарьяб, на северо-западе страны. Сейчас идут боевые действия в бадахшанском уезде Бахарак, в непосредственной близости от Файзабада, центра провинции.

Представители национальной армии и американского военного контингента в один голос говорят о том, что июль будет очень напряженным месяцем в плане противостояния и боевых действий талибов именно на Севере и Северо-западе страны. Нельзя сказать, что там действуют только силы «классических» талибов, в Бадахшане на стороне талибов воюют выходцы из Таджикистана, Узбекистана и Кавказского региона России, которые выступают часто под знаменами менее известных группировок, таких как «Джандулла» или «Ансурулла». Пока талибы не захватят территорию в Афганистане, не следует ожидать никакого прогресса в переговорном процессе.

Что же касается вооруженного конфликта между «Джумбиши милли» (Национальным исламским движением Афганистана), объединяющим узбеков и туркмен Афганистана во главе с Абдулрашидом Дустумом и пуштунской «Хезби Ислами» (Исламской партией Афганистана) Гульбеддина Хекматияра против лидера таджикской партии «Джамаат Ислами» (Исламского общества Афганистана) нынешнего губернатора провинции Балх Атты Мухаммада Нура, он продолжает нарастать. В коалицию с «Джамаат Ислами» вступила шиитско-хазарейская партия «Хезби Вахдати Ислами».

Многие хотели бы преподнести это как межнациональный конфликт, однако за ним стот другие причины, в частности претензии генерала Дустума на нелегитимный формат власти, игнорирование правительством роли и достижений Дустума в частности и афганских узбеков и туркмен в целом, которые составляют 10% населения страны. Полностью вертикаль власти «Джумбиши милли» контролируют в северных провинциях Фарьяб и Джаузджан, но представителям «Джумбиши милли», как они утверждают, не дают посты в правительственных структурах.

Таким образом, конфликт набирает обороты. Дустум не доволен тем, что представители его партии не имеют высоких позиций в министерстве иностранных дел (министр Салахуддин Раббани – председатель «Джамаат Ислами»), министерстве внутренних дел (министр — представитель «Джамаат Ислами»), и министерстве обороны, где доминирующее положение также занимают представители «Джамаат Ислами».

«Мы против политизации национальной армии и национальной полиции. Они поэтому и называются национальными, почему их делят две партии?! Все упирается в 50% на 50%, Мухуммад Ашраф Гани и Абдулло Абдулло поделили все пополам. Но куда делись наши проценты?! У нас нет ни одного посла, хотя налажены дипломатические отношения с 170 государствами, могли же дать нам хотя бы десять посольских мест. Мы хотим, чтобы от нас было десять послов, чтобы от нас были заместители министра обороны и внутренних дел», — заявил А. Дустум, объясняя причины своего недовольства.

Пресс-секретарь Дустума Башир Ахмад Таянч, комментируя слова своего руководителя, отметил, что после того, как президент Мухаммад Ашраф Гани принял присягу в качестве главы государства, весь народ Афганистана, в частности, узбеки и туркмены, которые являются опорой правительства и своими голосами обеспечили победу режима, конкретно сделали победителем президента Ашрафа Гани, ожидали от него ответных действий.

«Наш народ ожидал мер со стороны Ашраф Гани по привлечению наших представителей к участию в национальном процессе и управлении государством. Наши голоса были решающими в победе режима на выборах, но ни одно из решений правительства до сих пор не соответствует ожиданиям нашего народа», — говорит Таянч.

Он посетовал, что в министерстве обороны посты занимают 234 генерала, из которых только 10 генералов — этнические тюрки.

«Если тюркоязычное население составляет 10% от населения страны, почему же их представительство в министерстве обороны менее 1%?! А посмотрите, что происходит в министерстве иностранных дел?!» — заявляет Башир Ахмад Таянч.

На президентских выборах 2009 года Мухаммад Ашраф Гани набрал менее 3% голосов избирателей. На президентских выборах 2014 года 5 апреля (1-й тур) и 14 июня (2-й тур), по итогам первого тура, Абдулло и Гани набрали по 45,0% и 31,6% голосов, соответственно. Из этих 31,6% не менее трети голосов Гани получил именно благодаря поддержке «Джумбиши милли» и Дустума, который на тот момент состоял в команде Гани.

По результатам второго тура, который был проведен 14 июня 2014 г., было объявлено, что Абдулло Абдулло получил 43,56% голосов избирателей, а Ашраф Гани — 56,44%.

Абдулло не признал поражения на выборах и настоял на пересчете голосов. В урегулировании разногласий между кандидатами участвовал госсекретарь США Джон Керри. 12 июля 2014 г. Гани и Абдулло согласились с предложением госсекретаря США произвести полный пересчет голосов избирателей второго тура президентских выборов. Процесс должен был начаться 13 июля, но из-за спора о том, кто должен проводить проверку допущенных Национальной избирательной комиссией злоупотреблений, Абдулло требовал международного аудита, Гани же соглашался только на пересчет голосов местным избиркомом, к аудиту приступили лишь 17 июля.

Процесс не раз останавливали из-за разногласий между командами кандидатов в президенты. Тем не менее, стороны надеялись, что инаугурация нового главы государства состоится не позднее конца августа 2014 г. 8 августа Абдулло и Гани подписали декларацию, в которой они обязуются совместно сформировать правительство национального единства после завершения аудита бюллетеней второго тура выборов президента Афганистана. Согласно декларации, кандидат, который проиграет президентскую гонку, должен был занять одну из управленческих позиций в новом правительстве.

13 августа 2014 г. Гани и Абдулло подписали договор о разделе власти. Тогда же был создан объединенный комитет, который согласовал детали о разделе власти между двумя кандидатами в президенты, он начал свою работу 13 августа 2014 г.

После подписания кандидатами договора о разделе власти и завершения пересчета голосов — победителем на президентских выборах Афганистана был признан Мухаммад Ашраф Гани, инаугурация которого состоялась 29 сентября 2014 г.

Абдулло Абдулло получил пост председателя правительства, специально учрежденный для него договором о разделе власти.

Но, как показывает практика, такой формат разделения власти не учитывает интересы других участников процесса, что становится причиной их недовольства и приводит к вооруженному конфликту.

Илхом Нарзиев

You Might Also Like

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>