Павел Зарифуллин: «Нереальные» выборы в Афганистане

Вторая часть выступления директора Центра Льва Гумилева «Наркотики и выборы в Афганистане» на международной конференции «Политический и межэтнический кризис в Афганистане. Вызовы и возможности для стран региона», организованной Московским центром Льва Гумилёва (Россия) совместно с Общественным фондом «Диалог цивилизаций» (Таджикистан). Конференция прошла в Республиканском пресс-центре при президенте Таджикистана, в Душанбе.

Первую часть можно почитать здесь.

Перспектива проведения справедливых выборов в Афганистане, приход к власти нового правительства без коррупционной составляющей, рост альтернативной экономики с участием стран региона позволят сократить финансирование вооруженных группировок и вывести страну из кризиса. Однако, вопрос как привести к власти некоррумпированных лидеров, и как следствие сократить культивирование мака в стране, в текущих условиях по-прежнему остается неясным.

Непростые или «нереальные» выборы 2018-2019

Парламентские выборы и выборы в уездные советы должны состояться в 2018 году. Для того, чтобы провести выборы в уездные советы, для начала должны быть обозначены границы избирательных округов, что является очень трудоемкой задачей и ставит выборный процесс под большой вопрос. Президентские выборы должны состояться в 2019 году. В связи с предстоящими выборами стране накаляется обстановка, что еще больше затрудняет подготовку.

Независимая избирательная комиссия (НИК) и и Комиссия по рассмотрению жалоб на выборах в 2017 году оказались под жестоким давлением со стороны растущего числа политических формирований. Члены комиссии обвиняются в финансовой коррупции, правительственном вмешательстве и кумовстве. Ашрафу Гани пришлось отстранить от занимаемой должности главу секретариата Независимой избирательной комиссии Имама Мохаммад Варимача, который был назначен на эту должность в марте этого года. Жертвой критики деятельности НИК стал и председатель комиссии Наджибулла Ахмадзай, который был уволен президентским указом от 15 ноября 2017 года, через три дня после того, как пять членов комиссии Ахмадзая написали президенту письмо с просьбой о его увольнении.

Член НИК Малеха Хасан утверждала, что некоторые члены Комиссии по рассмотрению жалоб на выборах были «маргинализированы», решения были приняты «тайно» небольшим кругом комиссаров. Другой член НИК Мазалла Давлати 22 сентября 2017 года заявил, что председатель НИК Наджибулла Ахмадзай, Абдул Кадер Курайши (заместитель министра финансов и административных дел), Гула Ян Бади Сайяд и Рафиулла Бидар составляли «группу, которая принимает решения» и кандидаты на пост главы секретариата НИК представлялись президенту без согласования с остальными членами НИК.

На следующий день Ахмадзай на пресс-конференции назвал его увольнение «незаконным», заявив, что члены НИК потребовали его отставки под угрозой их увольнения. Он также обвинил правительство в попытке отсрочить выборы и заявил, что при нынешнем правительстве выборы не состоятся. Согласно статье 16 Закона о выборах, в случае отставки и смерти главы НИК президент должен назначить нового главу из числа остальных кандидатов, вынесенных Отборочным комитетом. Однако, сложность нового назначения заключается в нынешних условиях недоверия всех всем.

Совет по пониманию политических течений

К примеру, «Шура-и-Тафахум-е Джерианха-сияси Афганистон» (Совет по пониманию/согласию/сотрудничеству политических течений Афганистана) потребовал полной замены членов обеих комиссий, несмотря на то, что нынешние команды совершенно новые. Старые команды были уволены, несмотря на то, что их срок полномочий не был закончен, в связи с тем, что «запятнали» свою репутацию в «спорных» президентских выборах 2014 года: тогда лагерь Абдуллы Абдуллы обвинил два органа надзора в широкомасштабном мошенничестве в пользу Ашрафа Гани.

Губернатор провинции Балх и главный исполнительный директор партии «Джамиат-и Исломи» Атто Мухаммад Нур, также 31 октября 2017 года призвал правительство распустить действующую НИК и назначить новых, «беспристрастных комиссаров». 16 октября 2017 года министр иностранных дел Салахуддин Раббани заявил, что действующая НИК не сможет провести выборы «в указанное время прозрачным и приемлемым образом», сославшись на отсутствие ясности по «избирательным округам, бюджету избирательных комиссий и процедуре регистрации избирателей». Совет по пониманию политических течений Афганистана также обвинил правительство в отсутствии политической воли к проведению выборов.

По данным опроса Независимого избирательного фонда Афганистана (TEFA)*, 41% респондентов считают, что НИК не сможет обеспечить прозрачные выборы.

Специальный представитель Генерального секретаря ООН в Афганистане Тадамичи Ямамото в брифинге Совета Безопасности ООН 25 сентября 2017 года также заявил, что многие заинтересованные стороны по-прежнему «скептически относятся к тому, что вероятные выборы пройдут в назначенное время».

В Совет по пониманию политических течений в настоящее время входят ведущие политические партии и полуполитические образования Афганистана, пожалуй, все кроме Гульбеддина Хекматияра, который выступает отдельным фронтом.

Оппозиционная прокарзаевская «Мехвар-и-Мардом-е Афганистан», политическая группа, сформированная в июле 2017 года бывшими союзниками и помощниками бывшего президента Хамеда Карзая, включая бывшего директора Национального управления безопасности (NDS) Рахматуллу Набиля, бывшего советника по национальной безопасности Ранджина Дадфара Спанту и бывшего министра транспорта и гражданской авиации Дауда Али Наджафи.

Коалиция по спасению Афганистана, также известная как Коалиция Анкары, сформировала в конце июня 2017 года исполнительным секретарь партии «Джамиат-и-Ислами», губернатором провинции Балх Атто Мохаммад Нуром, главой партии «Хизб-и-Вахдат» Хаджи Мохаммад Мохакиком и Абдул Рашидом Дустумом, лидером партии «Джунбиш-е-Милли». Это три основных политических партии, которые оказали сильную этническую поддержку прошлым выборам (узбекского, хазарского и таджикского электората, соответственно).

Совет по защите и стабильности Афганистана, политическая группа, сформированная 18 декабря 2015 года влиятельным лидером джихадистов, кандидатом в президенты 2014 года и лидером партии «Дават-и-Ислами» Абдулом Раб Расулом Сайяфом, членами которой являются видные бывшие члены кабинета Хамида Карзая, в том числе Мухаммед Омар Даудзай и Бисмиллах Хан Мухаммади (бывшие министры внутренних дел), Вахид Шахрани (бывший министр разработки природных ископаемых), Исмаил Хан (силовик Герата и бывший министр энергии и воды), Садик Мудабер (бывший директор административного управления Карзая), Абдул Рауф Ибрахими и Фазл Хади Муслимиар, депутаты нижней и верхней палат парламента.

Новый национальный фронт Афганистана, оппозиционный фронт, сформированный бывшим министром финансов и бывшим лидером Афганской партии «Меллат» Анваром уль-Хаком Ахади 14 января 2016 года. В это политическое формирование входят члены бывшей фракции моджахедов «Харакат-и-Инчилаб-и Ислами» (Движение Исламской революции Афганистана).

«Хизб-и Мутахед-е Мелли» (Национальная объединенная партия) во главе с Нур уль-Хаком Улуми, бывшим членом НДПА и генерал-губернатором Кандагара.

Оппозиционное радикальное «Ди Лойя Кандагар де Яуали ау Хамгаги Бахир» (Объединение и координационное движение Большого Кандагара), региональная группировка, которая включает в себя влиятельных местных лидеров из южных провинций. По словам журналиста из Кандагара Мамуна Дуррани, движением управляет начальник полиции Кандагара генерал Абдул Разек, депутат Лалай Хамедзай (из Кандагара) и Шер Мухаммад Ахундзада (бывший губернатор Гильменда, который также и близкий союзник бывшего президента Карзая), и глава Забульского областного совета, Атта Ян Хак Баян.

Оппозиционный «Ди Машреки Велайятуно ди Хамгаги Шура» (Координационный совет восточных провинций) был создан 1 августа 2017 года. Абдул Малек Сулейманзай, один из руководителей Совета, утверждает, что это политическое объединение включает «все [политические] элиты восточных провинций», в том числе влиятельных депутатов и бывших полевых командиров моджахедов из Нангархара — Хазрата Али, Мирваиса Ясини, Хаджи Захер Кадера, а также Сакхи Мешваная, депутата от Кунара, и Мухаммада Хасана Мамозая, депутата от Лагмана.

«Джумбиш-и Гузар» (Переходное движение), таджикская националистическая группировка, которая объявила о своем существовании 11 мая 2017 года.

«Растакез-е-Тагир» (Восстание для перемен), движение, которое появилось в результате протестов после теракта 31 мая 2017 года возле площади Занбак, а также
Комиссия по координации политических и гражданских организаций, политическая группировка 12 или около того сторон, в том числе «Хезб-е Бидари-у Меллат Афганистан» (Партия пробуждения Афганистана), Республиканская партия Афганистана во главе с Аделой Бахрам и Циям-и Мелли (Национальное восстание) во главе с предпринимателем Кандахари Змаралиаем Ахади.

Члены Совета активно критикуют президента Ашрафа Гани, называя его «лжецом и невыполняющим от своих обещаний». Совет имеет огромный политический вес, хотя также и довольно сильную тенденцию к фрагментации, учитывая, что их объединяет только общее желание сместить членов Независимой избирательной комиссии (НИК) и и Комиссии по рассмотрению жалоб на выборах. У Совета даже нет единой платформы для замены состава комиссий, однако они угрожают бойкотировать выборы, что вполне реально.

Некоторые наблюдатели за выборами в Афганистане, такие как Юсуф Рашид, исполнительный директор TEFA, считают требование уволить членов избирательных органов совершенно нецелесообразным. Он утверждает, что потребуется значительное время для процесса назначения новых комиссаров, что еще больше отсрочит парламентские и даже президентские выборы. Кроме того Рашид призвал ООН сыграть активную роль, не только предоставляя техническую поддержку , но и в вопросе «укрепление доверия и развития потенциала в рамках комиссии по обеспечению непрерывности устойчивого управления».

Помимо требований по отстранению от своих обязанностей всех членов избирательных комиссий, Совет по пониманию также возобновил юридические споры о полномочиях президента по принятию закона о выборах, который позволил правительству назначать новых комиссаров. Ссылаясь на статью 109 (9) конституции, в которой говорится, что Национальное собрание не может вносить поправки в избирательное законодательство в последний год своего законодательного срока, Совет по пониманию в своем совместном заявлении утверждает, что если у парламента, как «первичного законодательного органа», нет права вносить изменения в избирательное законодательство, то, тем более, такого права нет у президента. Именно парламент, а не президент имеет право одобрять, изменять и отменять законы и законодательные декреты.

На самом деле Совет по пониманию в своих заявлениях ставит под сомнение различные вопросы: необходимость принятия нового закона об изменении избирательного законодательства; полномочия президента издавать указы без утверждения парламента; вмешательство со стороны Совета национальной безопасности в выборный процесс, утверждая, что происходит «отклонение от принципов прозрачности, нарушения и попирание демократического процесса».

Пока вопрос о том, состоятся ли выборы 7 июля 2018 года подвешен в воздухе.

Павел Зарифуллин

_______________

* Из опроса TEFA:

Выборы парламентских и районных советов пройдут в следующем году в объявленный день?

45% — да, 32% — не знаю, 23% — нет.
Считаете ли вы, что афганское правительство беспристрастно по отношению к выборам в следующем году? 


29% — да, 33% — не знаю, 38% — нет.
На ваш взгляд, сможет ли НИК провести прозрачные выборы?

29% — да, 30% — не знаю, 41% — нет.
Будете ли вы участвовать в парламентских выборах и выборах в районные советы в следующем году?

53% — да, 33% — не знаю, 14% — нет.

Источники: AAN, Afghan media.

You Might Also Like

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>