Национальная армия Афганистана без прикрас

Так как в 2015 году число жертв выросло до драматического уровня даже по официальной статистике, которая, скорее всего, была занижена, афганская армия впервые стала испытывать серьёзные проблемы с набором кадров.

Армия также испытала всплеск солдат-призраков (солдаты, которые официально находятся на службе, но в действительности это не так), хотя эта проблема была практически решена к 2010 году.

Войска подвергались опасности в столкновениях, и оказались исчерпанными к ноябрю. В 2014 году из национальной армии Афганистана произошёл уход советников из тактических подразделений. Это привело к целому ряду проблем в области закупочной деятельности, планировании, техническом обслуживании оборудования, администрировании и обеспечении материально-технических возможностей.

В результате этого возникла парадоксальная ситуация, когда оказалось, что Национальная армия Афганистана менее мобильная, чем боевики, несмотря на то, что у армии более-менее получается контролировать главные автомагистрали страны. Несмотря на большое количество полученной военной техники, в основном армия всё ещё использует небронированные Форды Рейнджеры.

Введение

Уже прошло 4 года с тех пор, как в феврале 2014 года группа по исследованию и оценке в Афганистане опубликовала доклад об армии, который назывался «Национальная армия Афганистана: Проблемы устойчивости помимо финансового аспекта». За это время завершились миссия Международных сил содействия безопасности и учебная миссия НАТО в Афганистане. Афганским силам безопасности пришлось вести первую боевую кампанию без поддержки иностранных боевых подразделений (хотя, в некоторых случаях, присутствовала поддержка с воздуха).

В этом докладе рассматривается развитие армии, не связанное с финансовыми аспектами. В основном, внимание уделяется организационной жизнеспособности в тяжёлых условиях. Критерии для оценки были выделены в 2 крупные категории:

Мобилизация и управление человеческими ресурсами; качество найма рядового состава относительно состава общества в Афганистане:

— Уровень зависимости от внешних консультантов и услуг, предоставляемых иностранными вооруженными силами;

— Подготовка и управление квалифицированным обслуживающим персоналом, задачей которых является предоставление боевого обеспечения: неприцельный огонь, непосредственная авиационная поддержка, контрмеры против самодельных взрывных устройств, и т.п.;

— Подготовка и управление квалифицированными работниками, задачей которых является оказание материально-технической поддержки наземных подразделений (так называемые подразделения тылового обеспечения).

Уровень политического вмешательства и его разрушительное воздействие на командование и управление:

— Уровень меритократии внутри армии;

— Устойчивость системы подчинения;

— Фракционность и этническое происхождение;

— Утечка и набор кадров в 2014-2015 годах

Данные по утечке кадров после публикации доклада в 2014 году стали иметь ограниченный характер. Однако, если посмотреть на первый график, то можно сделать вывод о том, что уровень утечки кадров в некоторой степени снизился (см. график №1)

Хотя подробная разбивка данных по числу жертв среди Национальной армии Афганистана за 2015 год недоступна, если посмотреть на тенденцию прошлых лет, то с уверенностью можно заявить, что это число продолжало расти (см. график №2). Это было ожидаемо, так как вывод войск Международных сил содействия безопасности означал то, что теперь афганским силами безопасности пришлось вести все операции.

Национальная армия Афганистана без кураторов

В 2014 году из армии убрали всех кураторов и советников. Миссия «Решительная поддержка» — миссия, которая последовала после миссий Международных сил содействия безопасности и учебной миссии НАТО в Афганистане – помогала советами только на высшем уровне министерства обороны и Национальной армии Афганистана; обычно она не предусматривает присутствие советников на более низких уровнях. Даже на уровне министерства обороны их присутствует немного, только на высшем уровне каждого департамента с редкими случайными визитами на уровень ниже. Таким образом, в 2014 и 2015 году Национальная армия Афганистана проводила операции практически без участия советников.

Снаряжение

Министерство обороны и армия продолжали требовать всё более тяжелого и сложного снаряжения для того, чтобы противостоять повстанческой деятельности. Которая, на тот момент, продолжалась уже 12 лет. В основном армия нуждалась в более способной авиации и в большем количество снаряжения всех типов. Однако, армия жаловалась на недостаточный уровень подготовки артиллеристов и ужасную нехватку оборудования для обнаружения мин.

Политическое вмешательство

Несмотря на намерения правительства национального единства провести реформы, внутри министерства обороны мало что изменилось. Внутри министерства осталось кумовство. Несмотря на решение президента отправить в отставку стареющих генералов, чтобы освободить места молодому поколению, профессиональные офицеры недовольны сохраняющимся неравенством в политических назначениях. Можно по-разному выделять враждующие группы внутри министерства обороны: бывшие моджахеды и не моджахеды, образованные и не имеющие образования, коррумпированные и честные, выступающие за Гани и выступающие за Абдуллу, пуштуны и не пуштуны и т.д.

Фактически, ситуация гораздо сложней, и конфликты не обязательно случаются напрямую между двумя группировками: «Есть генералы с обеих сторон, которым не нравится начальник штаба, которого назначил Салухуддин Раббани».

Как описал один офицер из министерства обороны, защита, которую предоставляют политические патроны означает, что система субординации дискредитируется: «Те люди, которых назначают по политическим связям, обычно не выполняют приказы командования, потому что у них есть поддержка. Я лично знаю таких людей, и они вообще не слушаются высокопоставленных офицеров. Такая ситуация наблюдается в министерстве обороны Афганистана».

Попытка установления меритократии в таких политизированных условиях не представляется возможной. Один старший офицер Национальной армии Афганистана обрисовал ситуацию, поделившись своим опытом: «Однажды я приехал в Гильменд для наблюдения за работой местного военного корпуса. Командир, ответственный за проведение военных операций не знал карты и не смог показать мне на карте, где находятся талибы. Когда командир, ответственный за проведение военных операций не знает карты, как он вообще может провести какую-либо операцию? Так происходит потому, что члены парламента хотят иметь своих людей в армии в этих провинциях. Поверьте мне, большинство офицеров и командиров батальонами назначаются политиками. Они понятия не имеют о том, что такое армия и их единственная цель – заработать денег, а не спасти страну от врагов».

Это отражается и на отношениях внутри войск. Поступает много жалоб от «командиров батальонов армии на генералов, и от генералов на командиров батальонов». Один респондент объяснил это следующим образом: «Так как командующие корпусом принадлежат одной фракции, а командиры батальонами – к другой, то командующие корпусом не делятся разведданными с командирами батальонов. Командиры батальонами, в свою очередь, не делятся с командирами корпуса материально-техническим обеспечением».

Моральный дух и руководство

Неспособность правительства национального единства и других фракций в парламенте договориться о том, что будет занимать пост министра внутренних дел демонстрирует неблагоприятное влияние политического вмешательства. Действующий на тот момент министр Станикзай воспринимался как честный, но слабый и пассивный. Большинство опрошенных людей (но не все) заявили, что у него отсутствует поддержка в рядах министерства обороны. Отсутствие полноправного министра с сильной поддержкой в рядах министерства обороны дополняется децентрализованной вертикалью управления. Один старший офицер министерства обороны заявил: «У нас также есть проблемы с согласованностью в принятии решений с Кабулом. В Кундузе решения не принимаются, их также не принимают командиры батальонов. Им приходится консультироваться со своими командирами в Кундузе, потом те командиры консультируются с региональными командирами, а те, в свою очередь, с начальством в Кабуле. Проблема в том, что в Кабуле нет компетентных людей для принятия решений».

Помимо этого, президент Ашраф Гани увеличил зарплаты военнослужащим в 2015 году. Это означает, что на высшем уровне в правительстве разделяют убеждение, что Национальная армия Афганистана страдает от нехватки морали. Двое опрошенных пренебрежительно высказались о моральном духе в армии Афганистана: «Наша армия – это наёмники. Когда они испытывают давление со стороны «Талибана», они сбегают. Талибы же, в свою очередь, борются насмерть. У них есть идеология, чего, к сожалению, нет у большинства афганских военных».

«У наших вооруженных сил нет прямой мотивации бороться и защищать Афганистан. Большинство солдат служат по контракту. Когда они сталкиваются с сопротивлением, то они сбегают с постов, либо дезертируют из армии».

Дипломатические источники в Кабуле намекают на то, что многие генералы подают заявления на убежища в западных странах. Слухи об этом распространяются внутри министерства обороны, также, как и о низком уровне морали.

Выводы

Конечно, сложно проверить слухи о том, что Национальная армия Афганистана находится на грани коллапса, однако совершенно очевидно, что «Талибан» смог повторить свою кампанию, которая была в сентябре и октябре 2015 года в 2016 году. К фактическому краху 215-го военного корпуса зимой 2015-2016 года привело давление со стороны «Талибана», которое началось ещё в феврале 2015 года.

У Национальной армии Афганистана заканчивалось время, и совершенно очевидно, что было невозможно провести глубокие реформы в той критической ситуации. Однако у них была возможность принять немедленные меры, которые бы помогли достигнуть резкого улучшения. По мнению большого количества опрошенных людей, одной из таких мер была возможность заменить многих командиров, которые не принимали непосредственного участия в боевых действиях. На фоне битвы в Кундузе, такую меру было бы легко осуществить. Одним из плюсов предыдущего сезона ведения боевых действий было то, что большинство некомпетентных офицеров выявили себя своим руководством. На тот момент ещё было непонятно, сможет ли правительство национального единства заменить их, несмотря на наличие политических связей или нет.

Антонио Гиустози и Али Мохаммад Али
Перевёл Александр Гнедчик

You Might Also Like

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>