Перспективы распространения ИГИЛ* в Афганистане и странах постсоветской Центральной Азии

Несколько лет назад, и, особенно, после завершения первой фазы войны с ИГИЛ (или ДАИШ), на Ближнем Востоке в информационном пространстве заметно преобладают весьма алармистские прогнозы относительно дальнейшей судьбы этого проекта. На разных площадках звучат утверждения о том, что Средняя Азия и Закавказье могут стать новым пространством войны с этой группировкой. Немало и утверждений о том, что Афганистан, де, становится трамплином для ДАИШ для проникновения на территорию постсоветских республик.

В человеческой истории вообще мало принципиально нового, «Исламское государство Ирака и Леванта» — вовсе не оригинальная структура, этот инструмент в реализации проекта «Халифат», разрабатывавшегося в отделах американской RAND Corporation, имеет немало сходств с другими аналогичными в совсем недавней истории. В публичном информационном пространстве отдельные эпизоды этого проекта появились еще в 2006 году, в 2009 году более подробно все это описывалось у американских авторов. В 2013-м началась реализация проекта, сразу вызывая ощущение некоего дежавю, только подкрепляемого по мере развития в последующее время.

Компаративистский взгляд на ДАИШ и «Талибан»

Для ответа на вопрос о перспективах ДАИШ в Афганистане и Средней Азии необходимо обратить внимание на существующие устойчивые аналогии между ДАИШ и афганским «Талибаном» 1990-х годов. Падение режима президента Наджибуллы в Афганистане в 1992 году повлекло за собой фрагментацию страны и период борьбы за власть группировок моджахедов, порождая среди населения тоску по установлению порядка и социальной справедливости. Одни только бои в Кабуле после свержения правительства Наджибуллы и практически до 27 сентября 1997 года, когда в столицу вошли талибы, были способны оттолкнуть от партий Хекматияра, Раббани, Мазари, Дустума и других значительное число их прежних сторонников. С приходом моджахедов в стране воцарились хаос и произвол, она распалась на зоны влияния различных вооруженных групп, организаций и партий. Конфликты между противоборствующими моджахедскими группами, принимавшие форму крупномасштабных военных столкновений, привели к трагедиям и разрушениям, превысившим все, что произошло за десять лет войны против «шурави» и их протеже в Кабуле.

Read More...

Афганский эксперт: правительство должно стать зеркалом народа

Текущая ситуация в Афганистане, к сожалению, очень сложная, разрушительная и с точки зрения правительственной стратегии управления страной и с точки зрения сложившейся политической ситуации. На разных уровнях в стране стремительно растет недовольство, как на уровне политических партий, населения, а также прежних союзников правительства. Эти недовольства связаны со слабостью правительства, повсеместной коррупцией, увеличением нестабильности, ростом безработицы.

В настоящее время ряд провокаций, которые инициированы правительством против политических движений и их лидеров также не способствуют улучшению ситуации в стране. Провокации в отношении первого вице-президента Афганистана, бывшего соратника президента Гани на выборах, председателя партии «Джумбиши милии» (НИДА) Абдулрашида Дустума, продолжаются до сих пор и уже привели к недовольству правительством страны определенной части населения. 

Если подобного рода провокации в отношении политических лидеров будут продолжаться, это приведет Афганистан к всеобщему кризису. Правительство уже обидело значительную часть тех, кто имеет большое влияние в стране.


Read More...

Проведение выборов невозможно в 35 уездах Афганистана

В 35 уездах Афганистана проведение выборов невозможно из-за угроз со стороны вооруженных групп радикального движения «Талибан» и террористической группировки «Исламское государство» (запрещены в России). Афганский телеканал 1tvnews со ссылкой на Независимую центральную избирательную комиссию Афганистана сообщил в понедельник, что «неподконтрольные» тридцать пять уездов расположены в четырнадцати провинциях страны.

Read More...

Ашраф Гани обсудил вопросы сотрудничества с президентом Туркменистана

Президент Афганистана Мохаммад Ашраф Гани в ходе встречи в Ашхабаде с президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым обсудил актуальные вопросы туркмено-афганского сотрудничества, сообщает государственное информагентство Туркменистана.

«Акцентируя внимание на вопросах партнёрства в торгово-экономической сфере, главы государств высказались за диверсификацию взаимной торговли, в том числе за счёт активизации деловых связей по линии предпринимательских структур», — говорится в сообщении.

Глава Афганистана отметил, что инициированные Гурбангулы Бердымухамедовым масштабные проекты строительства газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ) и Азиатского международного железнодорожного транспортного коридора станут неоценимым вкладом в мирное урегулирование ситуации в Афганистане и устойчивое социально-экономическое развитие всего региона Центральной Азии.

Read More...

Северные соседи Афганистана или риск проникновения радикального влияния в страны Центральной Азии. Часть 2

Начало

Киргизия

Развал СССР и неожиданно для киргизской элиты обнаружившаяся необходимость самостоятельно определять правила развития доставшейся от СССР территории обнаружил достаточно высокий уровень фрагментации общества. Помимо межэтнических расколов, из которых важнейшим, безусловно, является комплекс проблем, связанный с узбекской этнической ирредентой, куда более серьезную проблему представляло и продолжает представлять собой отсутствие общей идентичности и консолидации элит у основного, киргизского этноса. Советский период был чрезвычайно позитивным в этом плане, но недостаточным для того, чтобы завершить формирование этноса, довести его до стадии способности к самосуществованию. Интересы различных групп киргизской элиты разбросаны в чрезвычайно широком спектре, на протяжении четверти века не позволяя определить какую-либо постоянную парадигму дальнейшего существования и тем более развития.

Родоплеменное деление, как и в Туркмении, здесь тоже играет свою роль, хотя нужно отметить происходящее снижение родоплеменного фактора, замещаемого все больше структурированием «по интересам». Хотя и племенное происхождение, и деление на два крыла: «он» (правое) и «сол» (левое) и большую инородную группу — племя «ичкилик», все это продолжает оказывать влияние на политическую практику. Достаточно архаично выглядит, например, описание достоинств одного из кандидатов в нынешней президентской избирательной кампании, экс-премьера Сооронбая Жээнбекова: «… из рода Жору (Жолжакшы) было два сына по имени Жолубай и Кудайберди. От Жолубая пошли Астар и Кастар. От Астара Серке (Жору с лунным знаком). Серке был человеком, защищавшим народ. От Серке распространились сыновья Кожо, Тасма, Тенизбай, Каракунас. От Тенизбая пошли Булаш, Биймырза, Жалан тош (Доолотой). От Биймырзы Коштай, Жантай, Абыке, Габыке. От Абыке пошли Жолдош, Кожоназар, Тениз, Аккозу. Кожоназар с молодости был управлявшим народом бием. От Кожоназара Конурат, Жайчыбек, Полот. От Жайчыбека Кожоназара Асыран, Танырык. От Танырыка Пирназар. От Пирназара Жээнбек. От Жээнбека Эрмамат, Токтомамат, Шарип. От Шарипа Канторо, Жусупбек, Искендер, Сооронбай, Асылбек, Жыргал…».  

Одним из очевидных показателей политической несостоятельности можно уверенно назвать отсутствие в Киргизии сформировавшегося ответственного политического класса, не говоря уже о политической элите в ее прямом смысле. Формирование политической элиты — процесс исторический, не однодневный. Элита была — советская, но при быстрой смене идеологии, эта элита отвергла старое, не сумев впитать новое, научившись только декларировать лозунги о либерализме и демократии. А параллельно формировались новые, основанные на новой идеологии — дикого хаотического рынка по рецептам МВФ и Всемирного банка 1990-х, компрадорские по своей сути, лишенные важнейшего из признаков настоящей политической элиты: исторической ответственности. Военная демократия на Тянь-Шане, состоявшая в почти полной автономии родов и кланов, лишь в критические моменты объединявшихся и выбиравших верховного правителя, чьи полномочия были ограничены периодом кризиса (чаще всего — войной с внешним противником), эта демократия оказалась слишком проста и даже примитивна, чтобы работать сегодня в качестве механизма управления. Впрочем, элементы ее, ведущие к хаотической фрагментации республики, проявляются в сегодняшней Киргизии достаточно очевидно. На этой основе необходимо рассматривать и историю двух киргизских «революций», 2005 и 2010 годов, и сложности современного политического процесса. Определяющей тенденцией внутриполитического развития Киргизии уже после событий 2005 года на длительную перспективу становится резкое ослабление всех структур государственной власти, углубление социально-экономического кризиса и пролонгирование политической нестабильности. Все это уже автоматически сопровождается усилением теневых криминальных структур, в том числе — связанных с незаконным оборотом наркотиков и оружия, дислокацией на территории республики религиозных экстремистских и террористических структур, направленных в своей деятельности, в том числе, и на сопредельные территории.

Read More...

В Таджикистане прошла встреча с афганской делегацией по вопросам борьбы с наркотиками

Глава Агентства по контролю за наркотиками при президенте Таджикистана (АКН) Шерхон Салимзода на встрече с делегацией МВД Афганистана во главе с заместителем министра Бахтияром Абдулхалилом проинформировал гостей о ситуации с незаконным оборотом наркотиков, текущих тенденциях и прогнозах развития. В том числе речь шла об основных маршрутах наркотрафика, об основных трендах в мире наркопреступности, о структуре АКН, о взаимодействиях и сотрудничестве таджикского ведомства с МВД ИРА.

«Салимзода сообщил, что при взаимодействии с афганскими коллегами за последние два года проведено 27 совместных операций, из незаконного оборота изъято огромное количество наркотиков. С 2008 года регулярно проводится обучение афганских наркополицейских», — говорится в информации пресс-центра АКН РТ.

Отмечается, что на встрече присутствовали представители Отдела по контролю за наркотиками и по охране правопорядка Госдепартамента США (INL), Управления по борьбе с наркотиками (DEA) и Центрально-Азиатского регионального информационного координационного центра (ЦАРИКЦ).

Read More...

Хваджа Асиф: США должны работать со странами, имеющими влияние на талибов

Министр иностранных дел Пакистана Хваджа Асиф заявил, что Соединенные Штаты должны сотрудничать со странами, которые могут оказать влияние на талибов, помочь возобновить процесс мирных переговоров и положить конец конфликту в Афганистане.
 В своем обращении Хваджа Асиф не уточнил, какие именно страны имеют влияние на антиправительственные группировки в Афганистане.

Хваджа Асиф заявил The Wall Street Journal, что Исламабад выступает против военного решения афганского конфликта, и что новая стратегия президента США Дональда Трампа являет собой продолжение неудачной политики предыдущей американской администрации.


Асиф добавил, что администрация Обамы не смогла достичь мира и стабильности в стране, когда в Афганистане находился американский военный контингент почти в восемь раз превышающий текущий.

Он отметил, что единственным решением для прекращения кровопролития в Афганистане являются мирные переговоры. Хваджа Асиф настаивал, что Вашингтон в первую очередь должен сотрудничать со странами, которые могут оказать влияние на талибов, с целью возобновления процесса мирных переговоров, которые, по его мнению, вполне реально организовать.


Read More...

Афганские, пакистанские и американские официальные лица обсудили кампанию против ДАИШ

По сообщениям официальных источников, высокопоставленные лица Афганистана, Пакистана и США на двух отдельных встречах в Кабуле обсудили борьбу с ДАИШ и двустороннее военное сотрудничество между Афганистаном и Пакистаном.


Встречи проходили в Министерстве обороны в четверг. Согласно заявлению пакистанского военного ведомства, с пакистанской стороны во встрече приняла участие военная делегация высшего командного состава из шести человек во главе с генеральным директором военной службы Пакистанской армии генерал-майором Сахиром Шамшадом Мирзой.

Должностные лица двух стран подтвердили свою приверженность делу борьбы с общей региональной угрозой терроризма. Три стороны заявили, что они готовы взаимодействовать для устранения ДАИШ из региона путем обмена информацией и расширением сотрудничества.

Read More...

Боевики ИГИЛ-Хорасан расстреляли мирных жителей в провинции Кунар

Боевики террористической группировки ИГИЛ-Хорасан (запрещена в РФ) обезглавили мирных жителей, похищенных несколько дней назад в провинции Кунар. Телеканал Khurshid со ссылкой на пресс-секретаря управления полиции провинции Кунар Фарида Дехкана сообщил в четверг, что мирные граждане были похищены террористами пять дней назад на территории уезда Монугей по обвинению в шпионаже в пользу иностранных сил и правительства.

«Эти граждане – мирные жители и никаких связей правительственными структурами не имели», — заявил Дехкан.

В июле этого года от удара американского дрона в провинции Кунар погибли четыре известных лидера ИГИЛ-Хорасан: шейх Зиаулла, министр по вопросам религии; Мулави Хубаиб, старший полевой командир Ватхпурской долины; Хаджи Ширулла, полевой командир, бывший боевик партии «Хеpби Ислами» и Ассадулла, старший чин Шуры ИГИЛ-Хорасан и близкий друг Абу Бакра.

Read More...

Афганский доброволец ДНР: я воюю за русский народ

АиФ.ru рассказывает невероятную историю Рафи Джабара — афганского добровольца ДНР, который не хочет, чтобы Украина повторила судьбу Афганистана.

В одну из больниц Донецка после взрыва мины был доставлен ополченец с позывным Абдула. Его зовут Рафи Джабар и он довольно известный человек среди военнослужащих ДНР. Еще до ранения АиФ.ru планировал материал об этом человеке — сейчас мы публикуем рассказ о потрясающей судьбе «Абдулы из Донецка». В этом тексте будет мало цитат, мы приводим их по более раннему общению с Рафи. Сейчас врачи борятся за его жизнь.

Рафи Джабар обладает удивительным обаянием. Лучезарная улыбка, отличный русский язык и неподдельная любовь к людям подкупают сразу же. Его даже зовут «Афганец с русским сердцем» — за обостренное чувство справедливости, за готовность до конца отстаивать свои убеждения.

В СССР Рафи оказался в 1985 году, в возрасте 7 лет. Тогда он в числе детей военно-политической элиты Афганистана поселили в специальном интернате. Гражданская война в Афганистане расколола семью Рафи. Его отец был активным участником Апрельской революции 1978 года, членом Народно-демократической партии Афганистана. Он выбрал свою сторону — пытался организовать жизнь в стране, возглавил провинцию Бадахшан. Именно на этой «губернаторской» должности и был зверски убит моджахедами. А по другую сторону баррикад оказался троюродный дядя Рафи — не кто иной, как Гульбеддин Хекматияр по прозвищу «Мясник Кабула». Тот был лидером Исламской партии Афганистана, воевал против советских войск, уже в девяностые стал премьер-министром страны, а в 2003 по инициативе США объявлен «глобальным террористом», внесен в «черный список» ООН.

Правда, Рафи, единственный наследник своего рода, которого не убили моджахеды, эти новости заставал уже в СССР и России. В интернате он проходил обучение, которого не мог получить в родной стране. Сам Рафи рассказывает, что учили и воспитывали «на совесть», с учетом национальных особенностей. Даже преподавали основы ислама — уникально для страны победившего атеизма.

«Это страшная война, где родственники уничтожают дуг друга», — так вспоминает Рафи про события в родном Афганистане.

После распада СССР интернат был распущен. Дети фактически стали изгоями, их принудительно депортировали в Афганистан. Который к тому времени уже был в руках людей, воевавших с их отцами.

«Мы оказались без документов, без средств к существованию, из-за чего были большие проблемы с миграционной службой. И нас тупо стали сдавать моджахедам», — вспоминал «Абдула».

Талибы автоматически считали всех «вернувшихся» коммунистами. Им прямо в лицо заявляли «Вы чужие для нас». В итоге лишь единицы остались там жить. Многие были убиты, но большинство, как и Рафи, приехало обратно в Россию. Говорит, до сих пор не может понять, почему он — человек, который вырос в России, получил здесь образование и воспитание, ведет себя законопослушно и искренне любит страну, не может получить от нее элементарной поддержки.

Read More...