Перспективы распространения ИГИЛ* в Афганистане и странах постсоветской Центральной Азии

Несколько лет назад, и, особенно, после завершения первой фазы войны с ИГИЛ (или ДАИШ), на Ближнем Востоке в информационном пространстве заметно преобладают весьма алармистские прогнозы относительно дальнейшей судьбы этого проекта. На разных площадках звучат утверждения о том, что Средняя Азия и Закавказье могут стать новым пространством войны с этой группировкой. Немало и утверждений о том, что Афганистан, де, становится трамплином для ДАИШ для проникновения на территорию постсоветских республик.

В человеческой истории вообще мало принципиально нового, «Исламское государство Ирака и Леванта» — вовсе не оригинальная структура, этот инструмент в реализации проекта «Халифат», разрабатывавшегося в отделах американской RAND Corporation, имеет немало сходств с другими аналогичными в совсем недавней истории. В публичном информационном пространстве отдельные эпизоды этого проекта появились еще в 2006 году, в 2009 году более подробно все это описывалось у американских авторов. В 2013-м началась реализация проекта, сразу вызывая ощущение некоего дежавю, только подкрепляемого по мере развития в последующее время.

Компаративистский взгляд на ДАИШ и «Талибан»

Для ответа на вопрос о перспективах ДАИШ в Афганистане и Средней Азии необходимо обратить внимание на существующие устойчивые аналогии между ДАИШ и афганским «Талибаном» 1990-х годов. Падение режима президента Наджибуллы в Афганистане в 1992 году повлекло за собой фрагментацию страны и период борьбы за власть группировок моджахедов, порождая среди населения тоску по установлению порядка и социальной справедливости. Одни только бои в Кабуле после свержения правительства Наджибуллы и практически до 27 сентября 1997 года, когда в столицу вошли талибы, были способны оттолкнуть от партий Хекматияра, Раббани, Мазари, Дустума и других значительное число их прежних сторонников. С приходом моджахедов в стране воцарились хаос и произвол, она распалась на зоны влияния различных вооруженных групп, организаций и партий. Конфликты между противоборствующими моджахедскими группами, принимавшие форму крупномасштабных военных столкновений, привели к трагедиям и разрушениям, превысившим все, что произошло за десять лет войны против «шурави» и их протеже в Кабуле.

Read More...

Афганский эксперт: правительство должно стать зеркалом народа

Текущая ситуация в Афганистане, к сожалению, очень сложная, разрушительная и с точки зрения правительственной стратегии управления страной и с точки зрения сложившейся политической ситуации. На разных уровнях в стране стремительно растет недовольство, как на уровне политических партий, населения, а также прежних союзников правительства. Эти недовольства связаны со слабостью правительства, повсеместной коррупцией, увеличением нестабильности, ростом безработицы.

В настоящее время ряд провокаций, которые инициированы правительством против политических движений и их лидеров также не способствуют улучшению ситуации в стране. Провокации в отношении первого вице-президента Афганистана, бывшего соратника президента Гани на выборах, председателя партии «Джумбиши милии» (НИДА) Абдулрашида Дустума, продолжаются до сих пор и уже привели к недовольству правительством страны определенной части населения. 

Если подобного рода провокации в отношении политических лидеров будут продолжаться, это приведет Афганистан к всеобщему кризису. Правительство уже обидело значительную часть тех, кто имеет большое влияние в стране.


Read More...

Северные соседи Афганистана или риск проникновения радикального влияния в страны Центральной Азии. Часть 2

Начало

Киргизия

Развал СССР и неожиданно для киргизской элиты обнаружившаяся необходимость самостоятельно определять правила развития доставшейся от СССР территории обнаружил достаточно высокий уровень фрагментации общества. Помимо межэтнических расколов, из которых важнейшим, безусловно, является комплекс проблем, связанный с узбекской этнической ирредентой, куда более серьезную проблему представляло и продолжает представлять собой отсутствие общей идентичности и консолидации элит у основного, киргизского этноса. Советский период был чрезвычайно позитивным в этом плане, но недостаточным для того, чтобы завершить формирование этноса, довести его до стадии способности к самосуществованию. Интересы различных групп киргизской элиты разбросаны в чрезвычайно широком спектре, на протяжении четверти века не позволяя определить какую-либо постоянную парадигму дальнейшего существования и тем более развития.

Родоплеменное деление, как и в Туркмении, здесь тоже играет свою роль, хотя нужно отметить происходящее снижение родоплеменного фактора, замещаемого все больше структурированием «по интересам». Хотя и племенное происхождение, и деление на два крыла: «он» (правое) и «сол» (левое) и большую инородную группу — племя «ичкилик», все это продолжает оказывать влияние на политическую практику. Достаточно архаично выглядит, например, описание достоинств одного из кандидатов в нынешней президентской избирательной кампании, экс-премьера Сооронбая Жээнбекова: «… из рода Жору (Жолжакшы) было два сына по имени Жолубай и Кудайберди. От Жолубая пошли Астар и Кастар. От Астара Серке (Жору с лунным знаком). Серке был человеком, защищавшим народ. От Серке распространились сыновья Кожо, Тасма, Тенизбай, Каракунас. От Тенизбая пошли Булаш, Биймырза, Жалан тош (Доолотой). От Биймырзы Коштай, Жантай, Абыке, Габыке. От Абыке пошли Жолдош, Кожоназар, Тениз, Аккозу. Кожоназар с молодости был управлявшим народом бием. От Кожоназара Конурат, Жайчыбек, Полот. От Жайчыбека Кожоназара Асыран, Танырык. От Танырыка Пирназар. От Пирназара Жээнбек. От Жээнбека Эрмамат, Токтомамат, Шарип. От Шарипа Канторо, Жусупбек, Искендер, Сооронбай, Асылбек, Жыргал…».  

Одним из очевидных показателей политической несостоятельности можно уверенно назвать отсутствие в Киргизии сформировавшегося ответственного политического класса, не говоря уже о политической элите в ее прямом смысле. Формирование политической элиты — процесс исторический, не однодневный. Элита была — советская, но при быстрой смене идеологии, эта элита отвергла старое, не сумев впитать новое, научившись только декларировать лозунги о либерализме и демократии. А параллельно формировались новые, основанные на новой идеологии — дикого хаотического рынка по рецептам МВФ и Всемирного банка 1990-х, компрадорские по своей сути, лишенные важнейшего из признаков настоящей политической элиты: исторической ответственности. Военная демократия на Тянь-Шане, состоявшая в почти полной автономии родов и кланов, лишь в критические моменты объединявшихся и выбиравших верховного правителя, чьи полномочия были ограничены периодом кризиса (чаще всего — войной с внешним противником), эта демократия оказалась слишком проста и даже примитивна, чтобы работать сегодня в качестве механизма управления. Впрочем, элементы ее, ведущие к хаотической фрагментации республики, проявляются в сегодняшней Киргизии достаточно очевидно. На этой основе необходимо рассматривать и историю двух киргизских «революций», 2005 и 2010 годов, и сложности современного политического процесса. Определяющей тенденцией внутриполитического развития Киргизии уже после событий 2005 года на длительную перспективу становится резкое ослабление всех структур государственной власти, углубление социально-экономического кризиса и пролонгирование политической нестабильности. Все это уже автоматически сопровождается усилением теневых криминальных структур, в том числе — связанных с незаконным оборотом наркотиков и оружия, дислокацией на территории республики религиозных экстремистских и террористических структур, направленных в своей деятельности, в том числе, и на сопредельные территории.

Read More...

Северные соседи Афганистана или риск проникновения радикального влияния в страны Центральной Азии

Тема фрагментации Афганистана, пусть и не с высокой степенью частоты, но присутствует в дискуссиях по сегодняшней афганской тематике. А ведь по сути все государства региона являются наследием тех или иных политико-географических проектов: Пакистан, Индия, все постсоветское пространство.

«И теперь мне придется двигаться все дальше и дальше на север, участвуя в Большой Игре», — писал когда-то известный романтический идеолог британского колониализма Редьярд Киплинг.

«Большая Игра продолжается», и есть смысл посмотреть на север от Афганистана: что из себя представляют бывшие советские республики и насколько велик риск проникновения радикального влияния с территории Афганистана и распространения центробежных тенденций в соседствующих с Афганистаном странах Центральной Азии. Понятно, что вопросы территориальной целостности, условия для появления и развития разного рода «автономизмов» и «сепаратизмов» чрезвычайно сложны. Данная статья есть попытка обозначить эту проблематику хотя бы «штрихами», в максимально общем виде.

Туркмения

О Туркмении в публичном пространстве принято говорить или в очень общем виде или «ничего», это очень закрытая страна, в малой степени позволяющая четко понимать происходящие в ней процессы. Тем не менее, даже простой анализ социальной, а особенно родоплеменной структуры туркменского общества все же позволяет прийти к некоторым базовым выводам, на основе которых нужно оценивать и текущие события.

Read More...

Афганские политические лидеры выступили с обвинениями в адрес США и правительства Афганистана

Афганский отставной генерал Джавид Кохистани, советник по вопросам безопасности главы исполнительной власти Абдуллы Абдуллы заявил в комментарии Центру Льва Гумилева, что давление на генерала Дустума оказывается при содействии США, чтобы у ДАИШ была возможность закрепиться на севере страны.

«Одно из противоречий США с правительством Афганистана заключалось в том, что американцы стремились убрать генерала Дустума с севера, ограничить его сферу влияния, чтобы на северных территориях закрепился ДАИШ. Потому что генерал Дустум был существенным препятствием на пути политики США по установлению и укреплению на севере позиций ДАИШ и дальнейшем использовании этих боевиков против стран Средней Азии и России.

По этой причине они создали Дустуму достаточно проблем, организовали на него покушение, потом придумали для него «дело Эшчи». И вы видите, что часть политических сил в Кабуле и посольство США во всех этих играх действуют очень слажено.

Одновременно с этими провокациями, вертолеты ВВС США направляются в Фарьяб, Джаузджан, Сари-Пуль и оснащают ДАИШ. Это происходит на глазах у населения, Советов провинций, старейшин племен. Эти факты подтверждают представители властей Афганистана, которые расследовали данные факты», — заявил Джавид Кохистани.

Read More...

Почему Трамп отказался от идеи «приватизации» войны в Афганистане


Война США в Афганистане стала самой продолжительной в истории Пентагона и потребовала многомиллиардных расходов. При этом Соединенные Штаты все же не видят светлых перспектив и в дальнейшем. США начали военные действия в Афганистане в 2001 году, рассчитывая на быструю победу, однако даже сегодня неизвестно, когда кончится эта война, в связи с чем новая администрация Вашингтона пытается найти способ во что бы то ни стало одержать победу в Афганистане.

Пока США были заняты разработкой новой стратегии, правительство Афганистана при финансовой поддержке зарубежных государств, преимущественно США, оснащало национальные силы безопасности, а также вело борьбу с террористическими группировками в 30 провинциях страны. Правительство Кабула надеется, что президент США Дональд Трамп в рамках новой стратегии пойдет на более решительные меры в борьбе с террористическими группами и их сторонниками в регионе, и таким образом предоставит неограниченные возможности силам безопасности Афганистана.

Несмотря на то, что новая стратегия — это продолжение старой миссии «Решительная поддержка» с новыми вариациями, Дональд Трамп рассматривал альтернативную идею «приватизации» войны в Афганистанне. В этой статье рассматриваются плюсы и минусы возможной «приватизации» войны с учетом общественных и исторических реалий этой страны.

Read More...

Козырную карту минеральных запасов Афганистана разыграет Америка?

В случае если удастся избежать «ресурсного проклятия», природные богатства Афганистана могут поднять экономику страны, считает Ахмад Шах Катавазай, сотрудник в посольстве Афганистана в Вашингтоне

В дополнение к геополитическому и геостратегическому значению Афганистана его минеральные ресурсы, оцениваемые в $1-3 трлн, могут стать одной из основных причин, по которой США продолжат свое присутствие в стране.

Американские геологи подтвердили, что в земле Афганистана находится одно из самых богатых месторождений стратегических ископаемых, как нефть, газ, уран, медь, цинк, молибден, свинец, золото, бериллий, литий, тантал, барий, асбест, празеодим, церий, лантан, самарий, гадолиний и др. Обилие и широкий спектр запасов природных минералов могут стать основой для устойчивого роста экономики страны, могут дать Афганистану особое преимущество в привлечении международных инвестиций, хотя они же могут превратиться для народа Афганистана в «ресурсное проклятие».

На богатства Афганистана претендуют мировые державы, соседи по региону, боевики и влиятельные этнические лидеры внутри страны, при этом в стране процветает коррупция, экономическая незащищенность, и, что наиболее важно, абсолютно отсутствуют необходимые меры для обеспечению безопасности процесса разработки и добычи месторождений.

Read More...

Афганские эксперты: новая стратегия США не принесет мира Афганистану

Сегодня президент США Дональд Трамп встретится со своей командой национальной безопасности в Кэмп-Дэвиде, чтобы официально заявить о своей стратегии в отношении Афганистана.

Ранее, спецпредставитель президента РФ по Афганистану, директор Второго Департамента стран Азии МИД РФ Замир Кабулов выступил с резкой критикой проекта новой стратегии ведения войны США в Афганистане, заявив, что «Афганистан для американцев— всего лишь колония, а их миссия в стране — провалилась».

Своим мнением относительно присутствия иностранного военного контингента в Афганистане, новой стратегии Вашингтона и реакцией Москвы поделились афганские эксперты.

Ахмад Саиди, политолог, преподаватель университета, выступил за то, что присутствие иностранных войск в Афганистане приводит к дестабилизации:


«К сожалению, кризис в Афганистане с каждым днем углубляется. В прошлом Россия придерживалась позиции, что присутствие иностранных войск – необходимость. После того, как спецпредставитель России Замир Кабулов заявил, что миссия США провалилась, что они должны покинуть Афганистан, не прошло и 24-х часов, как группа «Талибан» выступила с заявлением примерно такого же содержания. По моему мнению, ситуация в Афганистане настолько запутана, вода настолько мутна, что каждый норовит использовать ситуацию в свою пользу. 


Read More...

Латиф Педрам: российские лидеры знают, что делают и что надо делать

Лидер партии «Национальный конгресс Афганистана» доктор Латиф Педрам ответил на вопросы Центра Льва Гумилева

— Ваша партия единственная в Афганистане предлагает федеральное устройство страны. Как это технически сделать? И как это поспособствует урегулированию этнических конфликтов?

— Исламская республика Афганистан является унитарным государством с президентской формой правления. В настоящее время такая форма государственного устройства не актуальна и не в состоянии разрешить различные проблемы в нашей стране. 


Афганистан – многонациональное государство. Уровень социально-экономического и культурного развития во всех провинциях разный. В Афганистане можно наблюдать живые примеры современности и средневековья. Население Афганистана с точки зрения социального развития и этнического многообразия представляет собой сложное общество. Федеративная демократическая республика – также сложная административно-политическая структура. Для более легкого восприятия федеративную республику иногда называют «республикой республик». Таким образом, демократический федерализм, который справедливо распределяет власть между вершиной и основанием государственной пирамиды, похож на устройство нашей страны.

Государственный строй, который предлагает наша партия, гораздо современнее и эффективнее действующего режима. 

Федерализация Афганистана поможет его населению достичь двух главных целей: 

— Демократического решения национального и этнического вопросов;
— Демократического решения вопроса о гражданских правах.

Кроме этих двух принципиальных и стратегических задач, наш проект предлагает решение проблемы «Талибана». Переход Афганистана на федеративную систему позволит нам подготовить почву для мирного и законного присутствия талибов на подконтрольных им территориях. В особенности на юге и юго-востоке Афганистана. То есть, если движение «Талибан» наберет на региональных выборах необходимое количество голосов, то оно сможет организовать свое региональное правительство и законодательство, которые будут действовать в рамках конституции федеративного Афганистана, и на их основании талибы смогут защищать свои религиозные и традиционные ценности. Таким образом, мы сможем преобразовать вражду и борьбу между этническими группами Афганистана в здоровую социальную и экономическую конкуренцию между федеральными провинциями Афганистана, в противном случае страна окажется на грани распада. 

Существует несколько способов перехода Афганистана на федеративную систему.

Read More...

Афганистан — мировая игрушка

Выступление директора Центра Льва Гумилева Павла Зарифуллина на международной конференции «Политический и межэтнический кризис в Афганистане. Влияние на страны региона», организованной Центром Льва Гумилева в Душанбе

Лучшие умы ломают голову, ища ответ на вопрос — как вернуть мир в Афганистан и остановить расползающуюся заразу терроризма, собираются локальные конференции и глобальные саммиты, пишутся книги и диссертации.

Однако, под благородным лозунгом «борьба с терроризмом» нарушается суверенитет Афганистана, американские генералы приезжают в страну как к себе домой, НАТО собирает неприличную дань «во имя спасения» со своих напуганных стран-участниц, заверяя, что потраченные миллиарды уберегут жителей мегаполисов от смертников в метро. Всем миром готовы «спасать» мир от Афганистана, это, в первую очередь, выгодно. Выгодно, чтобы кошмар продолжался, поэтому часть мировых налоговых сборов идет на зарплаты боевикам ИГИЛ. 600 долларов и можно купить душу человека на месяц, недорого. «Восток — дело тонкое», но купить там можно почти каждого, если кого-то утверждает обратное, значит, что мало предложили.

Read More...