Вице-президент Дустум «вернется в Афганистан в течение недели»

Первый вице-президент Абдул Рашид Достум вернется в Афганистан в течение недели, после того, как пройдет в Турции медицинский осмотр, сообщили во вторник официальные лица.

Дустум отправился в Турцию в мае на лечение на фоне обвинений в насилии в отношении политического соперника вице-президента — Ахмада Ишчи.

«Мы с оптимизмом смотрим на то, что генерал Дустум вернется в Кабул в конце этого месяца и продолжит свою работу в правительстве», — прокомментировал представитель вице-президента Басир Ахмад Тайендж.

Read More...

Президенты Афганистана и Турции провели встречу на полях саммита ОИС

В воскресенье президент Афганистана Мохаммад Ашраф Гани провел переговоры со своим турецким коллегой Реджепом Таййпом Эрдоганом на полях саммита Организации исламского сотрудничества в Астане.

Read More...

Какой будет новая Турция?

Тихо и незаметно, без единого выстрела, под звуки агитационных лозунгов и плакатов, восхваляющих Эрдогана, прошла революция. Старая Турция умерла и родилась новая с, казалось бы, уже забытыми имперскими амбициями.
Почти сто лет прошло со дня провозглашения Кемалем Ататюрком Турецкой республики. Тогда это означало искоренение самодержавия и постепенный переход к парламентской форме правления. Сегодня происходят прямо противоположные процессы. У одного лица в государстве сосредотачивается вся мощь исполнительной власти. Упраздняется пост премьер-министра, вместо него президент становится во главу правительства.
Подобная практика действует в США. Но в Турции и в помине нет такой же системы сдержек и противовесов. Эрдоган фактически контролирует Парламент, любая критика жестко пресекается. После путча лета 2016 более 40 тысяч человек было арестовано, 100 тысяч уволены. Такое и представить невозможно в Америке, несмотря на всю одиозность Трампа. Только представьте, на что будет способен Эрдоган уже с законодательным признанием его власти на высшем уровне? Более того, первому лицу государства практически невозможно объявить импичмент. На это просто не пойдет Конституционный суд, 9 из 12 членов которого назначает он.

Read More...

250 афганских женщин-полицейских прошли стажировку в Турции

250 афганских женщин-полицейских прошли четырёхмесячную стажировку в Турции, в Школе полиции провинции Сивас.

Read More...

Афганистан, Туркменистан, Азербайджан, Турция и Грузия подписали соглашение по «Лазуритовому коридору»

Афганистан, Туркменистан, Азербайджан, Турция и Грузия подписали соглашение о создании «Лазуритового коридора», который позволит Афганистану получить кратчайший выход к Чёрному и Средиземному морям.

Read More...

Турция в Центральной Азии: традиции и парадигмы — 4

Окончание аналитического эссе известного востоковеда Александра Князева.

Часть 1
Часть 2
Часть 3

В основу стратегии распространения турецкого влияния в регионе с 1991 года была заложена демонстрация собственного примера «успешного функционирования светской политической системы с элементами демократии западного типа, которой удалось в условиях доминирования в обществе приверженцев ислама провести рыночные преобразования».

Впрочем, по большому счету турецкое присутствие в регионе изначально было ограничено в силу слабого инвестиционного потенциала. Поэтому, не связывая себя крупномасштабными проектами, Анкара активно продвигает программы из soft power. Экономическое сотрудничество в целом несопоставимо с экономическим влиянием Китая, России, других стран, это относится как к общим объемам турецких инвестиций, так и к финансовой помощи в виде грантов, кредитов и различной технической поддержки. За исключением Узбекистана, во всех постсоветских странах региона заметное место занимает лишь малый и средний турецкий бизнес, на большее со стороны Анкары не делается даже заявок.

Исключением, в основном пока декларативным, являются, пожалуй, лишь отдельные инициативы в энергетической сфере, связанные с идеей транспортировки в западном направлении углеводородных ресурсов Туркмении и Казахстана, а также в сфере коммуникаций. Энергетические проблемы относятся к компетенции учрежденного в 2009 году в Стамбуле Совета сотрудничества тюркоязычных государств, в состав которого входят Азербайджан, Турция, Казахстан, Туркмения и Киргизия. На IV саммите Совета в июне 2014 года в Бодруме обсуждалась, в частности, возможность транспортировки каспийских углеводородов в Европу, там же была подписана декларация «Тюркский совет — современный Шелковый путь», артикулировавшая начало реализации запущенного в 2008 г. министерством промышленности и торговли Турции проекта «Шелковой путь». Цель проекта — связать турецким транзитом европейские и азиатские рынки, — изначально была и остается декларативной и неконкурентной по отношению к известному китайскому проекту. Гипотетически «тюркский проект» конечно же, выглядел конкурентом интеграционным планам России по созданию ЕАЭС. Но в реальности и благодаря тому, что состав стран-участниц и цели турецкого проекта частично совпадают с китайскими, они могут в перспективе взаимно дополнять друг друга, но Турция в этой связке может быть лишь элементом китайского проекта и никак иначе. Значительно успешнее утвердилась в регионе турецкая «мягкая сила».

Read More...

Турция в Центральной Азии: традиции и парадигмы — 3

Продолжение аналитического эссе известного востоковеда Александра Князева, Часть 1 и Часть 2

В декабре 1990 в Стамбуле прошел Международный курултай Туркестана, в центре внимания которого были т.н. «внешние тюрки». Турция стремительно принялась за реализацию планов по установлению своего доминирования и исполнению заказанной ей роли проводника интересов США в тюрко-мусульманских регионах. В 1992 году в Анкаре было создано Агентство по тюркскому сотрудничеству и развитию (TIKA), главной целью которого была названа координация связей в области банковского дела, а также подготовка государственных служащих и создание компьютерных сетей. Под влиянием кажущихся успехов тогда же, в 1992 году, президент Турции Тургут Озал провозгласил XXI век «веком Турции», а тогдашний премьер-министр Сулейман Демирель говорил о «турецком мире от Адриатики до Великой китайской стены» и о том, что Турция станет «культурным центром и историческим магнитом для новосуверенных государств».

Начиная с 1993 года в Турции проводятся встречи турецких руководителей с главами постсоветских государств и субъектов Российской федерации с преобладающим тюркским населением. При прямой и косвенной поддержке со стороны государственного руководства и государственных ведомств в Турции резко активизировались общественные организации, землячества, общины, фонды, работающие с общественностью мусульманских республик СНГ и республик в составе России. Но степень влияния Турции в разных странах Центральной Азии оказалась неодинаковой, различной — как в количественных, так и в качественных, содержательных характеристиках — таковой она остается и к настоящему времени.

Read More...

Турция в Центральной Азии: традиции и парадигмы — 2

Продолжение авторского эссе известного востоковеда Александра Князева, начало здесь.

В 1920-1930 годы на территории Афганистана и китайского Синьцзяна находились басмаческие лагеря, откуда совершались рейды на советскую территорию. Недолгий период дружественных отношений Турецкой Республики с Советской Россией мало повлиял на турецкую политику в регионе — пантюркистские идеи уже прижились как среди уйгурской элиты Синьцзяна, так и продолжали существовать среди «мухаджиров», среднеазиатских эмигрантов тюркского происхождения в Афганистане. Становление кемалистской Турции, период новой мировой войны и очередная переориентация внешней политики просто на некоторое время снизили активность Анкары, не изменив самих ее концептуальных основ.

Характерной особенностью советского периода турецкой активности в регионе является ее «непрямое участие» в рамках проектов Великобритании, Германии или США.

«Восточный Туркестан»: богатство и многообразие проектов

Политика СССР сдерживала, конечно, распространение идей панисламизма и пантюркизма в собственных советских республиках с тюркоязычным населением, тем самым, одновременно стабилизируя и ситуацию в китайском Синьцзяне. Большое значение в этом плане имел советский проект «Восточно-Туркестанская Республика».

Впрочем, еще до начала Великой Отечественной войны произошло несколько эпизодов советского вмешательства, связанных с антикитайской и антисоветской активностью в регионе Великобритании, Японии, Германии и Турции. Нейтрализации внешних воздействий и росту влияния СССР в регионе способствовала советская помощь в подавлении уйгурских восстаний 1930-х годов: в частности, крупное восстание под руководством Ходжа Нияза Хажи и Юлбарс Хана в 1931-1933 годах, начавшееся в округе Хами на востоке Синьцзяна и перекинувшееся на весь регион. Почти мгновенно среди восставших появились турецкие инструкторы. В Турфане движение возглавил купец Максудахун Мухитов, на севере Алтайского округа к уйгурам присоединились казахи во главе с Шариф-ханом, на юге — карашарские монголы, дунгане и киргизы.

Read More...

Турция в Центральной Азии: традиции и парадигмы

Турция относится к числу тех стран, внешнеполитические парадигмы которых остаются незыблемыми столетиями, независимо от формы правления в самой стране, как и от публичной идеологии для внутреннего и внешнего потребления. Эти парадигмы столь же устойчиво вписаны в самые разнообразные концепты, используемые в среднесрочных измерениях — будь то османизм или его обновленная концепция неоосманизма, будь то пантюркизм или турецкая версия евразийства, подразумевающая интеграцию исключительно на основе этнического тюркского происхождения, или панисламизм под знаменами Османской империи или Партии справедливости и развития во главе с Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Довольно устойчив всегда был и круг управляющих этими концептами внешних центров — на протяжении всего XIX века и примерно до августа 1914 года это была Британская империя (хотя уже в конце XIX века начинала формироваться и прогерманская ориентация). После недолгого периода лавирования между интересами держав в последние годы перед первой мировой, в войну Турция вступает союзником Германской империи. Эта ориентация с небольшими временными изъятиями продолжается практически до окончания второй мировой войны. Среди изъятий — имевший тактическое значение и для Мустафы Кемаля Ататюрка, и для советского правительства — короткий период подъема отношений с Советской Россией в 1920-х годах. После второй мировой войны место куратора Турецкой республики уверенно занимают США, в том числе — в рамках участия в НАТО.

Read More...

Газовые битвы Евразии

В нынешних реалиях газ из топлива превратился в геополитический инструмент для оказания давления. Этим инструментом активно пользуются основные игроки рынка, задействуя все возможные способы от экономических санкций до военных провокаций. Особенно бурные страсти разгораются из-за газовых трубопроводов в Средней Азии и Прикаспийского региона. Китай все больше тянет на себя одеяло, активно выдвигаясь на роль нового экономического центра, разворачивая трубопроводы Туркменистана, России и Ирана из Европы на себя.

США и Великобританию не устраивает вариант потери контроля над развитием экономики Евросоюза, Китая и Ирана, союз последних с Россией, поэтому, вовлекая в геополитическую игру Турцию, Туркменистан, Азербайджан, Грузию, Индию и Иран, американцы и англичане медленно, но верно отодвигают Россию от «большой игры» за влияние и ресурсы, которая ведется в Средней Азии и Южном Кавказе.

Read More...